19:44 

anarien1
I am space, you are space too...
02.04.2016 в 16:25
Пишет [vertigo]:

Повседневная жизнь в Северной Корее
Демик Б. Повседневная жизнь в Северной Корее / пер. с англ. - М.: Альпина нон-фикшн, 2013. - 428 с.
Всё принадлежит правообладателям.
Фрагмент публикуется в образовательных целях.

Книгу можно купить, например, в онлайн-магазине издательства.

Стр. 24-28.
В родном городе Ми Ран было только одно место, где она могла расслабиться, – кинотеатр. Он есть в каждом городе КНДР, независимо от его размера. Этим северокорейцы обязаны убежденности Ким Чен Ира в том, что кино – необходимый инструмент воспитания масс. В возрасте тридцати лет (в 1971 году) Ким Чен Ир стал руководить Отделом агитации и пропаганды Трудовой партии, которому подчинялись все киностудии страны. В 1973 году будущий вождь опубликовал книгу «Об искусстве кино», в которой изложил свою теорию: «Социалистическое искусство является чрезвычайно эффективным средством, вдохновляющим людей на труд во благо революции».

В годы правления Ким Чен Ира площадь Корейской студии художественных фильмов на окраине Пхеньяна приблизилась к квадратному километру. Студия выпускала сорок фильмов в год. В основном это были типовые драмы о пути к счастью через самопожертвование и пренебрежение личным ради блага коллектива, об упадке и разложении капитализма. Посетив студию в 2005 году, я увидела там декорацию типичной улицы Сеула в представлении северокорейцев – ряды обшарпанных магазинов и притонов.

Несмотря на то что в кинотеатре показывали лишь чисто пропагандистские фильмы, Ми Ран обожала туда ходить. Как все дети, выросшие в северокорейской провинции, она очень любила кино. Когда девочка стала достаточно взрослой для самостоятельных культпоходов, ей пришлось клянчить у мамы деньги на билет. Стоил он недорого – всего полвона, то есть несколько центов, как стакан лимонада. Ми Ран смотрела все подряд. Некоторые фильмы считались недетскими, например картина «Любовь, любовь, моя любовь!»*, вышедшая на экраны в 1985 году. В одной из ее сцен был намек на поцелуй. Вообще-то исполнительница главной роли просто опускала зонтик, и зрители не видели прикосновения губ, но и этого оказалось достаточно, чтобы установить возрастное ограничение: детям разрешалось смотреть фильм только в сопровождении взрослых. Голливудская кинопродукция была, конечно, под запретом, как и почти все иностранные ленты, за исключением некоторых российских, которые особенно нравились Ми Ран. В них было меньше откровенной пропаганды и больше романтики, чем в отечественных. (...)

Ми Ран и Чон Сан встретились в 1986 году, когда электричества было еще достаточно, чтобы запустить кинопроектор. Дом культуры, самое внушительное сооружение в городе, построили в 1930-е годы, во время японской оккупации, в популярном тогда помпезном стиле. Весь фасад двухэтажного кинотеатра (внутри имелись партер и балкон) покрывал огромный портрет Ким Ир Сена. Согласно инструкции, размер его изображения должен был соответствовать габаритам здания. Дом культуры служил одновременно и кинотеатром, и театром, и лекционным залом. По праздникам, например в День рождения Ким Ир Сена, там вручали награды трудящимся, наиболее успешно следовавшим примеру великого вождя. В остальное время в зале крутили кино: новые картины прибывали из Пхеньяна каждые несколько недель.

Чон Сан так же увлекался кинематографом, как и Ми Ран. Когда в город привозили новый фильм, он старался увидеть его одним из первых. На этот раз показывали «Зарождение нового строя». Действие развивалось во время Второй мировой войны в Маньчжурии, где корейские коммунисты под руководством молодого Ким Ир Сена боролись с колониальными захватчиками. Тема антияпонского сопротивления столь же традиционна для северокорейской киноиндустрии, как для Голливуда – ковбои и индейцы. В фильме снялась популярная актриса, поэтому ожидалось, что он будет иметь у зрителей большой успех.

Чон Сан пришел в кинотеатр рано и купил два билета, для себя и для брата. Прохаживаясь у входа, он увидел Ми Ран. Она стояла позади толпы, штурмовавшей кассу. В северокорейские кинотеатры ходили в основном люди молодые и шумные. В тот день толпа особенно разбушевалась. Группа подростков протолкнулась в начало очереди, оттеснив ребят помладше. Чтобы лучше разглядеть Ми Ран, Чон Сан подошел поближе. Она нетерпеливо топталась на месте и, казалось, была готова заплакать. (...)

В конце концов, ему не хватило смелости заговорить с незнакомой девочкой. Он проскользнул в кинотеатр. Героиня фильма неслась галопом через заснеженное поле, а Чон Сан думал об упущенной возможности. Подстриженная под мальчика актриса воплощала на экране образ бесстрашной партизанки, скачущей по степям Маньчжурии с революционными лозунгами на устах. А Чон Сан не переставал думать о девочке, оставшейся за дверями кинотеатра. Когда пошли финальные титры, он бросился к выходу, чтобы найти ее, но она исчезла.

* Режиссер - Син Сан Ок (1926-2006). Работал в Южной Корее, КНДР и США. Участник престижных международных кинофестивалей. Наиболее известен по фильмам «Принц Йон Сан» и «Пульгасари». - Прим. ред.

Стр. 406-407 (примечания).
Идеи Ким Чен Ира относительно кинематографа высказаны им в книге «Об искусстве кино» (On the Art of Cinema), опубликованной в 1973 году. В крайней форме его любовь к кинематографу проявилась в 1978-м, когда он организовал похищение своей любимой юнокорейской актрисы Цой Ын Хи и ее бывшего мужа , режиссера Син Сан Ока. Цой и Син в тот момент состояли в разводе, но в Северной Корее поженились снова по «предложению» Ким Чен Ира. Они создавали фильмы для северокорейских студий вплоть до 1986 года, когда им удалось бежать в Вену. Их совместные мемуары, написанные в 1987 году, - один из немногочисленных источников информации о Ким Чен Ире из первых рук.

Более подробные сведения о северокорейском кинематографе содержатся в книге Андрея Ланькова (Lankov, A. The Reel Thing // North of the DMZ: Essays on Daily Life in North Korea, Seattle, McFarland & Company, 2007. P. 62-65). Автор цитирует репортаж пхеньянского радио 1987 года, в котором сообщается, что среднестатистический гражданин КНДР посещает кинотеатр 21 раз в год. Как утверждают южнокорейские социологи, беженцы из КНДР до эмиграции ежегодно ходили в кино 15-18 раз. Для жителей Южной Кореи, по данным Ланькова, этот показатель в среднем составляет 2,3.

Я также писала о северокорейском кинематографе для Los Angeles Times в 2008 году, когда присутствовала на Пхеньянском кинофестивале (Demik, B. No Stars, No Swag, but What a Crowd! Los Angeles Times, October 11, 2008).

URL записи

@темы: книги

URL
   

Дом Имаи-сана и Кентавра

главная